11:47 

For we are many

Omela
hunting money. killing time. family business
Название: For we are many
Автор: frozen-delight
Оригинал: For we are many
Переводчик: Omela
Рейтинг: R
Размер: мини
Персонажи: Дин, Сэм
Жанр: Джен, драма
Предупреждение: насилие, гуро, нон-кон (в малых дозах в виде галлюцинаций)
Саммари: В хорошие дни он видит пчел. В плохие он видит только кровь. Сегодня очень, очень плохой день.
(Дина посещают видения из жизни других Рыцарей Ада и ему все сложнее отделять их от реальности.)
Примечания автора: Сдула плесень. Оно у меня очень долго лежало. Чего-то ждало. Будем считать, что дождалось. В пчелах не разбираюсь. Слегка страсти-мордасти, но не особо графично.

Спасибо бете - Fyef :squeeze:


В хорошие дни он видит пчел. В плохие он видит только кровь. Сегодня очень, очень плохой день.

***

На протяжении десяти или двадцати миллионов лет пчелы производят мед. Это единственное насекомое, которое производит продукт, используемый человеком в пищу.

***

В первый раз это случается, когда Сэм кормит его огуречными чипсами и яблочным пирогом.

Внезапно Дин больше не сидит на своей кровати, а идет по мягкому лугу. Его ноги обуты в поношенные грязные ботинки и большего размера, чем должны быть. Рой пчел следует за ним, жужжа вокруг его головы. Он поднимает руку, чтобы отогнать их, и его пальцы щекочет борода. Вдалеке он может слышать стук колес повозки, и в этот момент Дин понимает, что это воспоминание. Воспоминание Каина.

Моргнув, он фокусирует взгляд на брате и своей спальне.

— Ты в порядке? — спрашивает Сэм, подвигая к нему очередной кусок пирога. Он выглядит усталым, но в глазах явное облегчение. И он совсем не похож на человека, которому только что едва не размозжили голову молотком. Он еще ни разу не перестал улыбаться с момента его возвращения, и Дину не хочется, чтобы он прекращал сейчас.

— Все нормально.

Его предплечье покалывает ото лжи. Посмотрев вниз, Дин видит пчелу, проползающую по красному, набухшему шраму, который никогда не выглядел таким чужим на его коже. Он хмурится. Дин знает точно — в бункере нет пчел.

***

Пчелы — это винтики, что объединяют сельскохозяйственную систему в единое целое. Опыляя такие культуры как яблоки и огурцы, они отвечают за каждый третий прием пищи человека.

***

Второй раз это происходит, когда он чистит зубы. Как только он наклоняется над раковиной, чтобы прополоскать рот, перед ним на серебряном подносе лежит окровавленная голова, а он, пропуская свои пальцы сквозь длинные спутанные волосы мертвого человека, ласково бормочет:

— О, ты не позволял мне поцеловать твои губы, Йоханаан. Что ж, я поцелую их сейчас. — И выдыхает черный дым в его безжизненный рот.

Дин отшатывается в ужасе. Комната покачивается вокруг, и ему становится дурно; чтобы не упасть, он хватается за раковину. Она белая и чистая под его дрожащими руками. Ни следа того, что он сотворил...

Не он. Она. Абаддон. Поправляет себя Дин, быстро моргая. Но то, что это не его воспоминание и все произошло больше тысячи лет назад, совсем не успокаивает.
Он пьет до дна стакан святой воды и почти ожидает, что его горло начнет жечь с кислотным шипением.

***

Каждый день своей жизни пчела облетает больше двух тысяч цветов.

***

С этого момента он ждет их. Внезапных кровавых видений. Иногда тысячелетней давности, иногда более поздних. Перемежающихся с видениями пчеловодства.

Дину никогда не нравились пчелы, особенно после того лета у пастора Джима, когда пчела укусила его младшего брата и Сэм плакал без конца. Но он согласен видеть их в любой день, если они будут приходить вместо кровавых ужасов. Спустя некоторое время он даже начинает считать их жужжание успокаивающим.

Выходит так, что Метка каким-то образом все еще связана с другими рыцарями. Сэм исцелил его от демонизма, но нигде не было сказано, как перестать быть Рыцарем Ада. И возможно ли это вообще.

Он хотел бы спросить у Каса, есть ли способ прекратить переживать величайшие хиты Рыцарей Ада. Но Кас и Сэм чрезвычайно близки в эти дни, а он не хотел, чтобы Сэм знал, что теперь Дин носит в себе воспоминания о тысячелетиях пыток и убийств.

Поэтому он помалкивает и вновь прочесывает библиотеку в поисках новой информации о Рыцарях. Ничего не находит, кроме книги по апиологии.

***

Пчела может помнить аромат цветка на протяжении всей своей жизни.

***

От запаха плесени в подвале хочется блевать. Она кричит до хрипоты и брыкается, когда он задирает ее порванную юбку, но все бесполезно, он намного сильнее. Полоска лунного света, проникающего в темную комнату, освещает ее маленькое худое лицо, искаженное стыдом и мукой.

Дину хочется кричать, бежать за помощью, спрятаться. Но он не может двигаться, он бессилен так же, как и она, когда беспощадно вбивается в нее, не обращая внимания на кровь, текущую по ее бедрам.

Белиал. Это был не он. Это был Белиал, повторяет себе Дин, когда видение отступает и его рвет в мусорное ведро.

Он идет в душ и трет себя, пока кожа не начинает болеть, пылая краснотой.

***

Если бы пчела посетила кинотеатр, она смогла бы различить каждый отдельный кадр, проецируемый на экран.

***

Он перечитывает очередной древний том, пытаясь найти что-нибудь, что угодно про символ, искажающий его руку и душу, когда что-то вязкое капает на его лоб. Он вытирает это рукой и долго смотрит — темное, гуще воды, липкое. Кровь.

Он не хочет этого делать, но не может устоять. Дин поднимает глаза к потолку и вскрикивает. Над ним подвешены восемь детей, их животы разорваны. Двое из них все еще дышат. Когда они замечают, что он смотрит, они стонут и просят о помощи.

Знание, что они ненастоящие, не становится облегчением.

Сердце Дина бешено стучит, когда он вскакивает с кресла. "В магазин", — одними губами шепчет он Сэму и сбегает.

На следующей заправке он все еще чувствует кровь на своем лице. Он ожидает, что другие покупатели будут странно на него смотреть, но никто не обращает внимания.

***

Медоносная пчела — социальное насекомое. Она общается с другими пчелами с помощью танца.

***

Кровь повсюду: на стенах, на земле, на бледной холодной коже жертв. На его руках.

Не моих руках, поправляет он. Это был не я, я не сделал бы этого. Но он не может вспомнить, кто это был.

Остальные рыцари окружают его, и он может чувствовать их смех, отдающийся в его горле. Не лги себе, Дин Винчестер. Мы внутри тебя. Ты — это мы, а мы — это ты.

Он просыпается с резким вдохом и накрывает ладонью пульсирующий шрам на предплечье.

Это просто кошмар, говорит он себе. Но все равно встает перед зеркалом, чтобы проверить, не стали ли его глаза черными.

***

Пчела может держаться в воздухе, только если машет крыльями со скоростью двенадцать тысяч взмахов в минуту. Машущие крылья и издают жужжание.

***

— Ты помнишь время, когда ты сходил с ума по пчелам? — спрашивает Дин у Каса после того, как просит забросить его на солнце.

Кас улыбается.

— Ты имеешь в виду, когда я сошел с ума? — а затем добавляет: — Пчелы — это хорошее воспоминание. Они увлекательные существа.

Дин надеется, что Кас может рассказать ему побольше о пчелах, но звонит Сэм, и следующее, что он помнит — это большие ладони на его лице, а его предплечье горит, будто его ужалили сотни пчел. Пять человек жестоко убиты, а его руки липкие от крови. Не Каина, не Абаддон, не Белиала, не Ашмедайи — руки Дина.
Это просто кошмар, отчаянно повторяет себе Дин. Это просто воспоминание. Но ладони Сэма крепче сжимают его лицо и Дину нужно поверить, что хотя бы Сэм здесь настоящий, иначе у него не останется ничего.

— Скажи, что тебе пришлось это сделать!

Рэнди смотрит на него мертвыми глазами, лежащий на своем перевернутом стуле, как сломанная кукла — последняя запись в длинных и кровавых анналах Рыцарей Ада. Я это сделал, понимает Дин, онемев от ужаса.

— Я не... — он давится словами, — я не хотел...

***

За время своей жизни пчела может пролететь более пятисот миль, пока ее крылья не износятся.

***

Его руку жжет, он идет сквозь мир кошмаров и читает про пчел. Рядом с ним сидит Сэм с торжественным выражением лица.

— Частью этой силы должен быть ты.

Дин кивает и снова смотрит на свою книгу. Это не Метка. Это не они. Это все он. Он — главный трубач, что задает ритм в этой симфонии.

Значит, время сменить мелодию. Сократить свои пороки. Никакого алкоголя, никаких бургеров. Вместо них белый омлет и пилатес.

И сразу он чувствует себя светлее внутри, словно с его плеч сняли тяжкий груз, но теперь его руки дрожат, и он не уверен, чего же именно он так сильно желает.

Это почти как летать.

Он переворачивает страницу и вырезает целый монастырь монахинь в пригороде Рима. Книга в его руках дрожит. И он не сразу вспоминает, что никогда не был в Италии.

***

Когда пчела жалит, она умирает. Чтобы убить человека, требуется примерно тысяча сто укусов.

***

В хорошие дни он видит пчел. В плохие он видит только кровь. Сегодня очень, очень плохой день.

Сегодня земля, по которой он идет, усыпана мертвыми пчелами. Тысячи и тысячи, их оболочки рассыпаются в пыль.

— Ты в порядке? — спрашивает Сэм так же, как и всегда, но сегодня он выглядит таким далеким и размытым, словно сон.

Дин проводит рукой по глазам. Рука мокрая.

— Пчелы. Они умирают.

Сэм хлопает его ладонью по плечу. Она должна быть теплой и тяжелой, но Дин едва чувствует ее сквозь рубашку.

— Я сделаю тебе сэндвич.

Вздрагивая, Дин смотрит на маленькие трупики пчел под ногами и размышляет, есть ли у насекомых кости и нужно ли ему посолить их и сжечь.

***

Когда пчела умирает, другие берут ее труп и уносят из улья.

***

— Дин! Дин!

— Ты солгала мне, — обвиняет он Чарли. Темную Чарли, поправляет он себя. Потому что нормальная Чарли не врала бы ему.

— Ты должен прийти в себя, Дин!

— Ты лжешь сам себе, — говорит она, и это не Чарли, но ее слова отражаются эхом в его груди двенадцатью разными голосами, и он думает, что она права.

— Дин, что бы ты ни видел, оно не настоящее, ты должен успокоиться, ты должен мне верить!

Голос Сэма.

Только потому что это Сэм и его голос никогда не должен так звучать, Дин пытается. Правда пытается, но когда он выходит из тени, глаза его брата отсвечивают ярко-желтым, и Дин ему больше не верит.

***

В среднем пчела живет от трех до шести недель.

***

Погода хорошая и он идет мимо пустых ульев вместе с Касом. Невспаханная почва хрустит под его ногами. Земли лежат перед ними открытыми и пустыми. Пахнет гниением.

— Это сон, — информирует его Кас, его голубые глаза прищурены и серьезны. — Дин, ты должен проснуться.

Дин просыпается. Он прикован наручниками к кровати, а пчел больше нет.
Без них мир вокруг тих.

— Я все еще вижу... разное, — говорит он Сэму, который сидит возле его ног. Дин беспокойно жует нижнюю губу, потому что тишина давит и ему не хватает жужжания.

Его брат почти улыбается.

— Серьезно? Ни за что бы не догадался.

— Что случилось?

Сэм вздыхает:

— Чарли вернулась из Оз, приезжала в гости, и ты был убежден, что у нее есть злой двойник или вроде того. — Это звучит так нелепо, что Дину хочется смеяться, но он не помнит как. Губы Сэма дергаются в сочувствии. — Ты сломал ей руку и пытался задушить меня. Но ничего, она крутая девчонка.

Он снимает наручники и вручает Дину жирный гамбургер и пиво. Дин непонимающе смотрит на него. Угощение это определенно последнее, что он заслуживает.

— Ешь. Пей, — Сэм указывает на него пальцем и все еще умудряется звучать так, будто он боится за него, а не его. — И если ты опять попытаешься вести здоровый образ жизни, я сам надеру тебе задницу.

***

За всю свою жизнь пчела производит одну двенадцатую чайной ложки меда.

***

— Он пока успокоился, — Дин слышит, как Сэм говорит по телефону. С Касом, несомненно.

— Почему ты не приковал меня в подземелье? — спрашивает он Сэма. Если прищуриться, он все еще может видеть бледные красные отметины от своих пальцев на шее Сэма.

Сэм выглядит странно решительным.

— Ты можешь справиться. Мы можем справиться.

Дин не имеет ни малейшего понятия, где Сэм берет эту уверенность. Пчел больше нет, и вокруг тихо. Но это может быть всего лишь затишьем перед бурей.

Он смотрит на свои разбитые костяшки и пытается не видеть тысячелетнюю кровь.

***

Медоносные пчелы изначально не водились в Северной Америке.


@темы: фанфики, мини

URL
Комментарии
2017-03-01 в 22:50 

Ну очень много крови. Очень жалко Дина. Сколько ему пришлось вытерпеть. Этого нам как раз и не додали. Как его разрушает эта метка. Но они справятся. Обязательно ))

2017-03-01 в 23:32 

Omela
hunting money. killing time. family business
galiandra, да. Это будто те самые слова, которые он в сериале однажды сказал Сэму в машине в ответ на вопрос "как ты себя чувствуешь?" про кровавые видения, темные мысли и вспышки ярости.

Они справились, но почитать до сих пор интересно бывает.
К тому же, я недавно пересматривала 10ый. Показался не таким ужасным, как в первый просмотр. Хотя многого недосказали.

URL
   

Poison

главная